IT-EDUTAINMENT

Как меняется работа?

Тренды глобального рынка труда
Фото: skyNext / shutterstock
Культура работы продолжает меняться. Мы переходим в эру джоббатикалов, трудовой миграции, комьюнити-коворкингов и ремоута, то есть удаленной работы. Надо сказать, ремоути – люди, которые работают удаленно (без офиса) в собственных компаниях, в штате, на фрилансе или аутсорсе – после пары лет в домашней изоляции, вредной для здоровья с медицинской точки зрения, присоединяются к цифровым кочевникам (Digital Nomads) либо начинают пару раз в неделю ездить в красивые коворкинги, чтобы поработать в приятной атмосфере и познакомиться с людьми своего/желаемого круга. Есть и другие тренды, посмотрим, что происходит на рынке труда.
Зеты вступают в игру
Сейчас на рынке труда одновременно находятся 5 поколений. Главная рабочая когорта рынка труда на пороге третьего десятилетия 21 века – миллениалы. Ранним миллениалам ближе к 40, классическим – между 30 и 35, а поздним – от 26 до 30. На рынок труда постепенно заходят зеты 20+ (поколение Зет, Generation Z), и это важный триггер в эволюции рабочей культуры.

Зеты чрезвычайно интересные. Они не лучше и не хуже, чем миллениалы, иксеры или бебибумеры, они просто специфичны. Портрет поколения отражает условия, в которых сформировалась психология и продолжает формироваться экономическое поведение поколения зет. В недавнем материале ALMAMAT Blog рассказывал о причинах феноменальной популярности китайского приложения TikTok среди зетов. Там мы упоминаем о чертах поколения. Зеты креативны, раскованны, артистичны, физически активны, чрезвычайно ценят время, любят флекс и красивый лайфстайл.

Если миллениалы прошли путь от традиционной установки «ходить на работу» к открытию новых возможностей, форматов работы и лайфстайлов, то зетам уже не требуется открывать это для себя. Они выросли с Instagram, где люди выкладывают свои фото, на которых они сидят с ноутбуком и фрешем на веранде виллы в тропиках.

Поколение Зет – Digital Natives. Они рождены и воспитаны в цифровом мире, где границы рабочего дня и места размываются, парадигма «периода высшего образования» сменилась на парадигму «непрерывного обучения», а часовые пояса коллег в международной компании или стартапе с распределенной командой могут почти не пересекаться.

Очевидно, как именно на культуру работы будет влиять такое поколение: оно привнесет еще больше свободы, мобильности, креативности, духа юности и акцента на образ жизни/работы.
Jiobbaticals / Джоббатикалы
В рабочей культуре есть такой тренд, как джоббатикалы. Это формат работы, при котором люди могут совмещать путешествия, исследование мира и работу. Модель джоббатикала эффективно и часто используется в IT и Digital. Суть в том, что человек находит проектную или фуллтайм работу в иностранной IT-компании, чтобы по несколько лет пожить в разных странах, посмотреть мир, проверить, насколько подходит разный климат, инфраструктура городов и локальные особенности обществ. По сути, это переход к парадигме «специалистов без границ».
Borderless / Карьера без границ
Жизнь в разных странах дает серьезную статистику опыта. Это новый уровень понимания того, как устроен мир. Люди во всем мире живут более-менее одинаково, но при этом совершенно по-разному.

Есть места, где человек из локации с континентальным климатом становится заметно красивее благодаря влажному тропическому климату. Кто-то, вопреки бытовым мифам, любит прохладу и осень, холод и зиму. А есть места, где климат сухой, умеренный, жаркий, etc., – и у каждого из нас по сумме опыта путешествий и лонгстеев однозначно возникает понимание, какой климат приятнее. Это все очень индивидуально: один человек полюбил балийский сезон дождей, а другой – киприотскую сушь.

Вы никогда не узнаете, какой климат и пейзаж оптимальны для вас, пока не поживете в разных странах. И это вопрос качества жизни и здоровья. Как и вопрос инфраструктуры, кухни, городской культуры. Вы никогда не узнаете, где вам действительно хорошо, пока не проверите, как ощущаете себя в Ницце, Барселоне, Париже, Сан-Франциско, Стамбуле, Нью-Йорке, Сеуле, Токио, Копенгагене, Шанхае, Канкуне, на Кипре, Бали или Пхукете. Везде уникальный вайб и специфика культуры. Одни города «принимают» вас, это всегда чувствуется: в городе комфортно, он не ощущается чужим местом, по которому вы почему-то бродите, вам удобно там организовывать свою жизнь и проводить время, быстро появляются новые знакомые, развлечения и любимые места. А другие города и локации, о которых вы могли долго мечтать, по опыту оказываются вам холодными и чужими. Это не зависит от города или человека, это вопрос личных предпочтений и совместимости, которая может удивить неожиданными открытиями.

Образ жизни обычно организуется вокруг работы, а точнее – вокруг ведущего смысла работы. У одних людей это покупка еды и одежды, у других – сбережения, у третьих – приобретение жилья, у четвертых – удовлетворение честолюбия и амбиций, у пятых – желание посмотреть мир и т. д. Мотиваций много, и новая формирующаяся культура работы сегодня позволяет человеку увидеть спектр возможностей за пределами убеждений, в том числе наведенных обществом.

Взрослеющие миллениалы хотят получить от жизни больше, компенсировать себе время молодости, когда они были вынуждены сидеть в офисах и с трудом создавать материальную базу в еще ригидной системе организации труда. В этом смысле заходящие на рынок труда зеты становятся союзниками миллениалов (притом что в других отношениях – это конкуренты).

Тренд на «лечение реальных болей» не только про то, чтобы продавать тройки носков, а не пары. Общество разворачивает рынок труда одновременно на качество жизни и эффективность. Нельзя сказать, что работа теперь будет lifestyle-centered. Рынок остается про деньги и даже становится еще больше про эффективность, учет сделанной работы и профит, поскольку ремоут предполагает высокую степень свободы, а значит и ответственности.

Это довольно интересная ситуация с неочевидной, но жесткой внутренней логикой. Около декады мы видели первые глобальные тесты массового ремоута. Стали очевидны слабые точки этой парадигмы, например, потеря социальности и чрезмерно легкое отклонение от kpi в безнадзорном режиме. Трудовая дисциплина все же держит людей в рамках баланса рабочего / личного времени. И сегодня мы видим своего рода патчи. Утрату социальности лечат Instagrammable коворкинги с нетворкинг-ивентами. А поддержание ровной эффективности и умение организовывать свою работу на ремоуте стало новым гибким навыком, soft skill.

Итак, поздние миллениалы и зеты, с одной стороны, начинают конкурировать с ранними и классическими миллениалами на рынке труда. А с другой стороны, они являются союзниками в формировании эффективной и одновременно лайфстайл-ориентированной культуры труда. Над зетами и поздними миллениалами не довлеют традиции «с 9 до 5, работа 5 на 2 и отпуск раз в год». (Они столкнутся с этим в начале карьеры, но быстро постараются выпрыгнуть, и тренд на автоматизацию им в этом поможет.) Это люди, которые предпочтут переключаться между задачами, проектами, активностями и локациями, и, возможно, будут иметь психологическую необходимость делать это.

Все это означает, что культура работы уже изменилась чрезвычайно сильно, и этот процесс будет развиваться. С ним необходимо синхронизироваться, он требует гибкого мышления, стратегии, учитывающей тренды рынка труда, а также адаптивной тактики.
Фото: skyNext / shutterstock
Mobile Productivity/ Мобильная продуктивность
В недавнем исследовании Microsoft есть понятие Mobilу Productivity. Это новый баззворд. Концепция мобильной продуктивности уже повлияла на дизайн девайсов: ноутбуки эволюционируют в ультратонкие и легкие ноутбуки-планшеты, трансформеры, ноутбуки-сумки.

Недавно CEO Twitter Джек Дорси сказал во время интервью, что он уже не пользуется лэптопом: смартфон закрывает все его потребности в рабочих девайсах.
Digital Nomad Visa & e-Residency/ Визы для цифровых кочевников и электронное резидентство
Мобильная продуктивность – это еще и физическая мобильность: сегодня вы Москве, через неделю в Сеуле, через месяц – на Пхукете, а через полгода едете по контракту в Сан-Франциско.

Фэшн-бренды, к слову, откликаются на активный рост платежеспособной группы специалистов, входящих в мировое Digital Nomads комьюнити. Louis Vuitton и Jaguar недавно выпустили серии чемоданов. Фэшн-флекс перемещается из клубов и городских «мест силы» в мировые авиахабы, такие как аэропорт Дохи Хамад или сингапурский аэропорт Чанги.

Соответственно, тренд на мобильную продуктивность ускорит эволюцию рынка и регулирования Digital Nomads, а также практику электронного резидентства и DNV (Digital Nomad Visas). В Эстонии, к примеру, существует программа e-Residency для людей, чья работа не привязана локально: IT-специалистов, предпринимателей, журналистов, дизайнеров и т. д. В 2019 году в Эстонии ожидается запуск визы для цифровых кочевников, Digital Nomad Visa. Можно прогнозировать появление таких виз во многих странах.
Career & Roles Shift / От профессий – к ролям
Все чаще можно заметить на работных сайтах и в медиа слово «роль». Больше не предполагается, что человек должен всю жизнь заниматься чем-то одним. Работа, которую вы выполняете, – это роль в компании и в карьере в настоящее время.

Это принципиальный сдвиг: от отождествления человека с профессией и позицией в компании – в сторону понимания, что в течение жизни он с большой вероятностью поменяет сферу и профессию, и, возможно, кардинально.

Рынок IT в этом смысле – самый разумный выбор, учитывая тренд на автоматизацию и вымывание людей с рынков. Причем речь и о рынке низкооплачиваемого ручного труда, и о рынках «креативного пролетариата», и т. п.

IT-специалисты пострадают от перемен на рынке труда меньше, чем представители многих других профессий. Айтишникам разных специальностей легко находить работу инхаус, на аутсорсе или с релокацией в другие страны. Им также легко перемещаться с одной роли на другую, делая карьеру в компаниях-мейджорах. Уровень доходов позволяет IT-специалистам путешествовать по миру, не теряя источников дохода и карьерного времени; подыскивать страны для «зимовки», уикендов, частых путешествий или постоянной жизни.
Back to the Market / Иллюзорный пенсионный возраст
Население Земли стареет, но при этом возраст молодости глобально повышается. К примеру, в 60 людей уже нельзя считать пожилыми: при здоровой организации образа жизни они таковыми не являются ни физически, ни социально.

Более того, есть американские статистические данные о том, что люди пенсионного возраста возвращаются на рынок труда после нескольких лет в домашней изоляции.

Многие ранние миллениалы, а также их родители – иксеры и бебибумеры – задумываются о том, что не хотят терять интересный лайфстайл в старшем возрасте.

По сути, многие из нас приходят к пониманию, что будут работать всегда. И это больше не является проблемой. Напротив, парадигмы непрерывного обучения и смены профессии делают работу интересной сегодня. Особенно с учетом того, что лайфстайловые ставки выше: работа дает сейчас намного больше возможностей, чем даже 10-15-20 лет назад.

IT-специальности, по сумме сказанного, – прагматичный выбор для тех, кто думает о смене профессии. О специальности QA-инженера ALMAMAT Blog рассказывал не так давно, почитайте, это интересно. almamat blog
Almamat рассказывает, как стать QA-инженером