интервью

Саша Пас:
«То, что мы делаем, – расширение возможностей человека цифровыми способами»

Что такое информационная технология? А что такое IT-компания? Ответ на этот вопрос может различаться удивительно сильно. ALMAMAT Blog поговорил с Сашей Пас основателем Playtronica, которая представляет собой интересный феномен. Это компания, агентство и комьюнити. Она выпускает и продает музыкальные устройства, в основе которых информационные технологии, а также зарабатывает на сотрудничестве с брендами. При этом ее выставку можно было увидеть в музее Pompidou. А комьюнити Playtronica, состоящее из преподавателей и музыкантов, проводит воркшопы и занимается звуковыми исследованиями.

Наш разговор с Сашей показывает, насколько сегодня размыты границы рынков и определений. И это дает широкие возможности для междисциплинарной самореализации и работы с технологиями.
Саша Пас
Основатель компании Playtronica. Театральный продюсер. Участник творческого объединения Le Cirque De Charles La Tannes. Художественный руководитель известного хип-хоп спектакля «Копы в огне».
ФОТО: AGLAYA DEMIDENKO.
Фото предоставлено: САША ПАС
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала

Саша, расскажи о своем бэкграунде и появлении Playtronica?

Саша Пас: Я запустил проект Playtronica пять лет назад. Технологического образования как такового у меня не было, но я всегда интересовался электронной музыкой, а это во многом про технологии. Интерес к технологиям у меня был всегда.

Мое первое образование – социологическое. Я занимался графическим дизайном, а потом поехал учиться в Барселону по специальности Master of Culture Management. Дипломным у меня был проект музыкальной школы для детей.

Это был проект школы нового типа, где образование построено на смежных дисциплинах: кино, музыке, живописи, танце, поэзии и т. д. Передо мной встал вопрос: какую технологию использовать? Я провел рисерч, и кто-то из Pompeu Fabra, довольно сильного технологического института в Барселоне, подсказал мне про устройство Makey Makey. Я решил, что на основе этой технологии можно придумать как минимум воркшоп, чтобы дети могли знакомиться с электронной музыкой через такую необычную технологию. Суть в том, что они прикасаются к предметам, и это порождает звуки.

В технологии Makey Makey легко разобраться, там минимальные требования. Нужен был софт, который мог бы переводить сигналы в звуки. Это ограничение я преодолел, и первые воркшопы были посвящены тому, что с этим можно делать. Мы разбирались, можно ли чему-то научиться с этой технологией либо это просто развлечение. Тогда это было, скорее, полем для экспериментов. Спустя полгода я нашел единомышленников, музыкантов, которые стали фасилитировать эти занятия. Мы проводили воркшопы в здании DI Telegraph, это были наши первые опыты, где-то успешные, где-то нет.

Параллельно я занимался театром как креативный продюсер. На тот момент я считал важным использование технологий в театре – чтобы привлечь туда молодого зрителя. Десять лет назад мы использовали проекции, базовые интерактивные вещи, электронную музыку. Для меня это была площадка для технологических экспериментов.


Как трансформировалось твое видение философии Playtronica? Обнаружились какие-то прагматические применения?

Саша Пас: Изначально я мыслил в рамках музыкального образовательного проекта. Я глубоко убежден, что всем нужно заниматься образованием.

Моя первая концепция состояла в том, что я познакомлю с этой технологией музыкальных профессионалов, проведу несколько воркшопов с детьми, и потом произойдет нечто, после чего можно будет расширяться, масштабироваться. Но этого не произошло, потому что все происходило хаотично и несистемно. Из-за этого была фрустрация, и результат меня совершено не вдохновил на тот момент.

Тогда я решил снова все упростить и сделать овощной оркестр: простые вещи, доступные всем в магазине, превращаются в инструменты. И постепенно это превратилось в нашу философию.

Примерно через год я решил, что Playtronica – это «предметы должны звучать». Спустя еще год я понял, что речь не обязательно о музыке. Это может быть просто «новое свойство вещей»: звучание, которое что-то говорит нам на эмоциональном уровне. Тогда нашей философией стало видение будущего, в котором все будет интерактивно, и эта интерактивность будет выражаться через звук. В этом видении Playtronica и развивалась.

Сегодня наша философия заключается в том, чтобы развивать эмоциональную коммуникацию между людьми, а индикатором этой коммуникации является звук. Мы говорим не с помощью языка, а с помощью звука. Playtronica занимается тем, что выстраивает связь между живыми и неживыми объектами. Посредниками в этой связи выступают звук, музыка, ноты, сэмплы, речь и т. д. Прототипирование – одно из ключевых понятий и часть нашей философии. Создавая прототипы будущего, люди чему-то учатся через действие, опыт. Не всегда обязательно иметь четкую конечную цель. Если мы говорим про создание инструментов или нового опыта, то здесь важен сам процесс. В наших воркшопах нет финального результата. Скорее, важен сам процесс: ощущения, новое понимание, что нечто может звучать через касание.


Что Playtronica представляет собой на сегодня?

Саша Пас: Сейчас это, в частности, комьюнити, нас 15 человек. Наша мотивация – создавать экспириенс, связанный со звуком: воркшопы, музыкальные инструменты, коммуникацию для брендов, музейные экспонаты и т. д.

Я и один из партнеров находимся в Берлине, третий партнер – в Париже, а инженер и команды педагогов – в Москве. Как агентство мы работаем с брендами, и это приносит нам некий доход, который мы можем инвестировать в создание устройств и новые образовательные программы.

Для того чтобы сделать нечто уникальное, нужно создать новые инструменты. При этом их не надо перегружать технологией: когда перенасыщено – слишком сложно для понимания. Мне всегда казалось, чем проще технология, тем она понятнее и доступнее, и тем больше потенциал для распространения.

В линейке музыкальных инструментов у нас несколько устройств, в частности Playtron и Touch Me. Сейчас в Берлине мы разрабатываем автономное устройство, которое будет работать без компьютера, своего рода тактильный синтезатор.


А почему это важно – создавать и получать экспириенс, связанный со звуком?

Саша Пас: У меня «исторический» подход к этому. В древности звук сам по себе был языком коммуникации человека со средой. При помощи звука человек может «видеть»: что происходит позади него, что происходит в километрах от него, например, мы можем слышать звуки через ветер.

Многие концепции в цивилизации завязаны на зрение и вообще 'vision': «то, что я вижу, – существует». Мы хотим здесь немного «отмотать назад» и поменять приоритеты. Если посмотреть, что происходит в музейной среде, то заметно, что визуальность как таковая уже приелась людям. Часто мы не верим даже тому, что видим: визуальная культура перенасыщена. Исторически мы были гораздо более продвинутыми в слышании и слушании, чем кажется сейчас. Мы хотели бы возобновить, вернуть это, развить этот потенциал.

Здесь вступают в действие другие сенсорные ресурсы: звук, запах, вкус, тактильная чувствительность. Над этим я много работаю в театре, где это можно исследовать. Театр – это уникальный инструмент прототипирования, потому что у тебя есть сцена, актеры, зрители, репетиции, показы. В отличие от кино, живописи и других искусств, здесь ты можешь что-то менять для следующего показа, прототипировать, смотреть, что идет и не идет.


Большой YouTube-тренд на ASMR и мокбанг согласуется с тем, что ты говоришь. По сути, эти субкультуры – исследование звукового мира.

Саша Пас: У человеческого слуха есть такая особенность: слушая звуки, ты перестаешь фильтровать какие-то моменты, буферить информацию – и она идет прямиком в мозг, стимулирует его. Отличие зрения в том, что ты всегда переводишь то, что видишь, и тратишь на анализ энергию и время. Мне кажется, феномен ASMR сейчас популярен еще за счет того, что это очень прямолинейное воздействие. Уверен, если что-то такое придумать с запахом, это тоже будет популярным.
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала

Я видела у вас фразу про скрытые возможности материального мира. Какие скрытые возможности вы с коллегами услышали и почувствовали, экспериментируя? Возможно, люди дают какую-то обратную связь?

Саша Пас: Это во многом связано с нашим девайсом Touch Me. Он исследует тактильные взаимодействия. Я, например, открыл для себя огромное количество информации, которую мы получаем, когда прикасаемся к незнакомым людям. Это не вербализируется, об этом сложно рассказать. Мы проводили много перформансов в городах, где одни горожане выступали своего рода инструментами, а другие горожане буквально играли на них – через прикосновения. Когда мы все это выстраивали, объясняли, показывали и общались, я видел, что каждое прикосновение, помимо того, что создает в инсталляции какой-то звук, вызывает новое ощущение, которое сложно проанализировать.

Наш мозг устроен так, что, получая опыт, он все упаковывает в причинно-следственные связи и таким образом обучается. На одной из лекций TED рассказывали о том, как для глухих людей сделали специальный рюкзак с визуальным анализатором. По какой-то системе он переводил образы в импульсы, и через 5-6 дней люди могли базово понимать, что им говорят, получая от рюкзака импульсы на нервные окончания спины.

Мы делали несколько проектов с людьми с особенными возможностями. Мне всегда давало инсайты то, что они говорят. У нас была такая инсталляция в галерее на Солянке: с помощью восьми вентиляторов мы переводили музыку в дуновение ветра. Никто не ожидал, что люди будут говорить: «О, я узнаю, это "Болеро" Равеля». Можно посмотреть ролики на YouTube: каждый из этих людей рассказывает о своих впечатлениях – воспоминаниях из детства, видениях. Кто-то мысленно перенесся в Японию, кому-то показалась подмосковная дача, кому-то лес, где он собирал грибы. Для меня было большим инсайтом то, что при помощи этой технологии мы можем инспирировать людей на подобный внутренний процесс.
Фото: архив Playtronica. Предоставлены: Саша Пас

Что такое «физическое программирование»?

Саша Пас: В какой-то момент мы стали делать много воркшопов. Мы хотели понять для себя, чем занимаемся. Технология Makey Makey, которой занимаются наши американские коллеги в образовании, – это, в частности, про обучению детей языку программирования Scratch.

Мы для себя решили, что наше физическое программирование будет связано с реальными объектами. Мы не погружаем людей в код, в дополнительные языки. А просто вот есть чашка на столе, и мы хотим, чтобы она звучала, когда в ней вода. И мы вставляем туда сенсор и подключаем провода. Все программирование происходит на столе при помощи физических действий, и результат возникает прямо здесь и сейчас. Это очень простые вещи, но они позволяют буквально в течение 3-4 часов воркшопа придумать что-то интересное.

Например, мы делали воркшоп со студентами Дмитрия Крымова. Кто-то придумал шнурки, которые кричат, когда их сильно затягивают. Кто-то разработал интерактивную доску, которая играет классическую музыку, когда на ней пишут. Есть такое понятие тинкеринг. Это, грубо говоря, изобретательство. Помнишь передачу «Очень умелые ручки»? Там из вещей, которые окружают нас, делали какие-то необычные вещи.

Мы не стараемся выдумать из этого язык. Скорее, это просто критическое мышление, которое позволяет переосмыслить функции предметов в зависимости от того будущего, с которым мы столкнемся. Если представить, что в будущем радиоактивно, то мы придумываем на воркшопе, например, такую куртку, которая сообщает, какая будет погода, выходить на улицу или нет. Это очень простые вещи, но они позволяют вне контекста кода переосмыслить реальность сегодня и в будущем. Это, по сути, и есть физическое программирование, хотя мы не так часто используем это понятие. Скорее, говорим про «критический дизайн», «спекулятивный дизайн», либо «прототипирование из реальных объектов».

Этот мастер-класс раньше назывался «Предметы будущего», а сейчас – "Future of Storytelling". Основная тема – группа людей делится на маленькие команды и каждая придумывает сценарий будущего, в котором мы окажемся. А дальше мы анализируем предметы, которые используем каждый день, и переносим их в то будущее, которое придумали команды.


По твоим наблюдениям, сценарии на таких воркшопах обычно позитивные или негативные? Люди мыслят утопически или антиутопически?

Саша Пас: По-разному, это от многих факторов зависит. Мне кажется, студенты больше думают антиутопически. А люди в целом – больше утопически, они надеются на светлое будущее. Мы работали со студентами Royal College Of Art, London College Of Communication, с театральными студентами Дмитрия Крымова. Еще были проекты со Школой-лицеем № 2, с людьми, которые оканчивают школу, – они мыслят довольно абстрактно.

Для мастер-классов с детьми мы придумали такую историю: представьте, что есть много разных планет, и на каждой какая-то особенная среда. Где-то горячо, где-то холодно, где-то все время дует ветер, где-то все во льду. Они придумывают существ, которые там живут, и как эти существа коммуницируют. Дети используют инструменты Playtronica, в основном, чтобы преобразовать прикосновение в звук. Мы даем им материалы, и они работают с картоном, пенопластом и алюминиевым скотчем. Получаются костюмы или интерактивная инсталляция. И дальше они делают презентацию, в которой рассказывают, что это такое, как это работает.


Раньше мир был полностью «физическим», потом супертрендом стал Digital, теперь все чаще звучит понятие Phygital, объединяющее физический и цифровой миры. Как ты это ощущаешь в контексте того, что ты социолог по образованию, Cultural Manager, а также основатель IT-компании, связанной с искусством, городом, образованием и взаимодействием?

Саша Пас: Как ни старался, не видел ее IT-компанией. Скорее, это комьюнити, студия либо агентство.


И тем не менее, вы работаете с информационной технологией, продаете продукты и сотрудничаете с брендами, среди которых Nike, Lush, Garage, Ikea и H&M.

Саша Пас: Да, если менять контекст понятия IT, то подходит, просто звучит непривычно.


Может быть, сегодня расширяется понятие IT-компании?

Саша Пас: Расширяется, да. Мы об этом знаем, но я уверен, что большинство не знает.

Меня сильно интересует слияние цифрового и физического, я активно исследовал его в театре. В последней нашей постановке часть действия происходила в виртуальной реальности, а часть действия была связана с тактильной чувствительностью. Людям завязывали глаза и в темноте куда-то перевозили их в тележках. Целью было стирание границ физической реальности: сначала через уход в собственное тело, а потом через выход в цифровую среду.

Я внимательно слежу за этим трендом. И мы рассказываем о дополнительных возможностях предметов: взаимодействие с ними переносим в цифровой мир, но результат выводим в физическом свойстве – в звуке и музыке.

Для нас физический мир все же приоритетен. Важно иметь возможность видеть и ощущать мир. Я бы сказал, то, что мы делаем, – расширение возможностей человека цифровыми способами. Есть такое понятие – био-фидбэк. Мы обучаем людей чувствовать, раскрывать скрытые возможности предметов и свои скрытые возможности, чтобы они могли взаимодействовать с людьми и предметами с большей осознанностью.


То, о чем ты говоришь, содержит тезис о том, что технологии – для физического мира, а не физический мир – для технологий. Популярен концепт, что технологии – это следующий уровень эволюции. Но реальная ценность – у нашего физического мира: природы, тела, наших сенсорных возможностей. Я тебя верно понимаю?

Саша Пас: Да, абсолютно верно. И мне всегда казалось, что люди с особыми возможностями – такие проводники в эти зоны. Если посмотреть на историю иммерсивного театра, то все это начиналось, когда театральные площадки экспериментировали, чтобы научиться работать с людьми с особыми возможностями, с ограниченным слухом или зрением. Через искусство, театральную площадку люди начали открывать для себя возможности ограничений.

Мы тоже используем этот подход. Если ты принимаешь ограничения физического мира, формируется новый язык. Можно было просто поставить датчик движения, но для нас важно именно то, что люди касаются, два проводника соединяются и возникает некая реакция.

Электричество – для нас полумистическая составляющая. С этим еще Лев Термен работал 100 лет назад, когда придумал терменвокс. Для нас это главный человек в теме музыкальных технологий. Он придумал переводить телесные движения на язык звука и музыки. И мы думаем, что должны развивать это направление.
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала

Кто и что, на твой взгляд, обогащает музыкальную культуру сегодня, привносит то, чего еще не было?

Саша Пас: Тут есть два направления. Есть художники, которые придумывают, но не думают о том, что это нужно донести до масс. Вокруг них есть кураторы и музеи, и дальше их круга это не выходит.

А есть люди, которые производят продукты, рекламируют и продают их, пытаются коммуницировать с массовой аудиторией и рассказывать, для чего это нужно людям. Для меня важно, чтобы технология была доступна, если она продается – чтобы ее цена была не больше 100 долларов. Я почему-то для себя это зафиксировал. Если это так, то это классно и здорово. Если дороже, то это бизнес, скорее. Есть группы людей, которые готовы тратить больше просто потому, что это стоит больше. Но тренд такой, что технологии сейчас дешевеют и дешевеют. Нет смысла скрывать: то, что кто-то продает за тысячу долларов, можно сделать за сто. Доказательством служат DIY-комьюнити и проекты, которые развивают музыкальную сцену изнутри.

Если говорить о технологиях, то сейчас наши друзья делают приложение Endl, которое генерирует музыку в зависимости от окружающей среды и настраивает тебя на какой-то лад. Это генеративная музыка, которая подстраивается под среду. Это приложение делают ребята, которые выпустили приложение Bubl Draw: оно позволяет через рисование на планшете играть музыку для детей.


Ты как-то писал в Facebook о звуковых исследованиях. Расскажи, что это за сфера?

Саша Пас: Есть французский институт IRCAM (Institut de Recherche et Coordination Acoustique/Musique), который занимается звуковыми исследованиями. Есть Термен-центр, который больше архивирует то, что уже сделано. Есть центр в Калифорнии, в Беркли. И есть Royal College of Art, где тоже занимаются исследованием звука.

IRCAM – это такое историческое место с точки зрения звуковых исследований. Институт был создан в 1977 году, многие издания тогда не переводились. Огромные средства тратили на исследования, цель и мотивация которых сейчас не совсем понятны. Для меня знакомство с материалами IRCAM всегда было вдохновением и поиском какой-то детали, которая потом станет новым инструментом Playtronica.

Сейчас я читаю книгу, которую нашел там. Она про то, как художник использует человеческое тело в качестве музыкального инструмента. Наши клетки звучат, и если этот звук усилить, то мы можем его услышать. Были смешные исследования, когда ученые добавляли в клетки разные вещества, в том числе алкоголь, и клетки издавали специфический периодический звук.

Как мы знаем, в космос отправлено несколько звуковых посланий землян. С помощью звука ученые исследуют глубины океана. Это такая метафора: нам хочется, чтобы нас услышали, мы стремимся настроить коммуникацию.

Другим инсайтом для меня была книжка канадского звукового исследователя и художника. Из всех звуков, которые мы слышим, он создает палитру, и с ее помощью можно писать музыкальные произведения, играть реальными звуками. В городах, к сожалению, высокая степень шумового загрязнения. Все, что мы обычно слышим, – гудение кондиционеров и машин. Расширить диапазон и слышать мир можно где-нибудь за пределами Москвы или в лесах Канады.
Источник и копирайт: Playtronica. видео с официального YouTube-канала

Вы используете на воркшопах и в коллаборациях много предметов, овощей, фруктов и т. д. Что позволяет писать красивую музыку и какое звучание тебе особенно запомнилось?

Саша Пас: Так много предметов сейчас пробегает у меня перед глазами. Красота и гармония могут быть во всем. Первый раз это всегда магия. Потому что это нечто, что у тебя в голове не существовало, это глубокое удивление и позитивный шок. Предметы становятся участниками оркестра, и мы относимся к предметам, с которыми работаем, с такой же трепетностью, как к музыкантам. Подбираем такие составы, которые выглядят и ощущаются гармонично – и они звучат гармонично.

Был прикольный опыт – мы играли на гигантских желе. Мы сразу решили, что это должен быть басовый звук, который практически не слышно, но эта вибрация ощущается телом. Когда по этим желе ударяешь, они аккумулируют твою энергию, пропускают через себя, и через какое-то время она выходит. Низкий, басовый звук гулял по пространству и вводил людей в состояние, похожее на транс. Они лупили по этому гигантскому желе, и их окутывала волна низких частот. Получалось полное проникновение в звук – перемещение в звук.

Я сейчас много думаю над концепцией «путешествия в звук»: как можно представить музыкальное произведение и оказаться внутри него. То есть увидеть не физические инструменты, а сам звук, звучание, мелодию, гармонию, ритм. Это немного похоже на сон, когда ты оказываешься внутри музыкального произведения. С точки зрения идеального звучания, опыт с желе был максимально показательным. Когда люди били по нему со всей силы, эта энергия возвращалась им в виде басового звучания.


Я видела видео, где играют на Playtron, подключенном к фруктам, и получается мелодия. Можно ли такие инструменты реально использовать, чтобы писать музыку, или это больше эксперименты со звуком?

Саша Пас: По сути, это миди. Формат MIDI – это такой язык между компьютером и музыкальными инструментами, ему уже 40 лет, и он не менялся. Миди – это как клавиатура, только ты можешь кнопки сделать любыми объектами.

У нас есть MC Kebab, Кеша Бабенко – музыкант из Санкт-Петербурга. Ему 11 лет, при помощи Playtron он делает инсталляции, играет на «Ламбада-Маркете» и детских праздниках. Он не смотрит телевизор, его ограничивают в использовании Интернета. Он очень четко видит мир будущего, для человека его возраста у него необычный взгляд на вещи.

Также у нас есть колумбийский диджей PHO, он использует Playtron, чтобы подключить свои вертушки, делает миксы на танцевальные ритмы, играет на ананасах и кабачках. Этот инструмент покупают довольно много музыкантов.

Здесь наша миссия – давать музыкантам инструменты, которые позволят им выйти за рамки компьютера и железяк, с которыми они работают. Они могут делать инструменты из каких-то органических вещей, например, из цветов.

С «Плейтроном» все более-менее понятно, а как можно использовать Touch Me, пока абсолютно непонятно. Меня вдохновляет то, что люди пробуют работать с ним, делятся опытом. Естественно, его часто используют пары, и потом они присылают нам отчеты, делятся впечатлениями. Говорят, что это большая эмоция: они не понимают, как ее выразить, но это очень необычно и здорово. Я уверен, что опыт у всех разный, но слова, к сожалению, ограничивают в понимании. Плюс важен звук: кто-то ставит в настройках звука классически оркестр, а у кого-то играет электрогитара, и это тоже влияет.


Вы используете на воркшопах и в коллаборациях много предметов, овощей, фруктов и т. д. Что позволяет писать красивую музыку и какое звучание тебе особенно запомнилось?

Саша Пас: Так много предметов сейчас пробегает у меня перед глазами. Красота и гармония могут быть во всем. Первый раз это всегда магия. Потому что это нечто, что у тебя в голове не существовало, это глубокое удивление и позитивный шок. Предметы становятся участниками оркестра, и мы относимся к предметам, с которыми работаем, с такой же трепетностью, как к музыкантам. Подбираем такие составы, которые выглядят и ощущаются гармонично, – и они звучат гармонично.

Был прикольный опыт – мы играли на гигантских желе. Мы сразу решили, что это должен быть басовый звук, который практически не слышно, но эта вибрация ощущается телом. Когда по этим желе ударяешь, они аккумулируют твою энергию, пропускают через себя, и через какое-то время она выходит. Низкий, басовый звук гулял по пространству и вводил людей в состояние, похожее на транс. Они лупили по этому гигантскому желе, и их окутывала волна низких частот. Получалось полное проникновение в звук – перемещение в звук.

Я сейчас много думаю над концепцией «путешествия в звук»: как можно представить музыкальное произведение и оказаться внутри него. То есть увидеть не физические инструменты, а сам звук, звучание, мелодию, гармонию, ритм. Это немного похоже на сон, когда ты оказываешься внутри музыкального произведения. С точки зрения идеального звучания, опыт с желе был максимально показательным. Когда люди били по нему со всей силы, эта энергия возвращалась им в виде басового звучания.


Я видела видео, где играют на Playtron, подключенном к фруктам, и получается мелодия. Можно ли такие инструменты реально использовать, чтобы писать музыку, или это больше эксперименты со звуком?

Саша Пас: По сути, это миди. Формат MIDI – это такой язык между компьютером и музыкальными инструментами, ему уже 40 лет, и он не менялся. Миди – это как клавиатура, только ты можешь кнопки сделать любыми объектами.

У нас есть MC Kebab, Кеша Бабенко – музыкант из Санкт-Петербурга. Ему 11 лет, при помощи Playtron он делает инсталляции, играет на «Ламбада-Маркете» и детских праздниках. Он не смотрит телевизор, его ограничивают в использовании Интернета. Он очень четко видит мир будущего, для человека его возраста у него необычный взгляд на вещи.

Также у нас есть колумбийский диджей PHO, он использует Playtron, чтобы подключить свои вертушки, делает миксы на танцевальные ритмы, играет на ананасах и кабачках. Этот инструмент покупают довольно много музыкантов.

Здесь наша миссия – давать музыкантам инструменты, которые позволят им выйти за рамки компьютера и железяк, с которыми они работают. Они могут делать инструменты из каких-то органических вещей, например, из цветов.

С «Плейтроном» все более-менее понятно, а как можно использовать Touch Me, пока абсолютно непонятно. Меня вдохновляет то, что люди пробуют работать с ним, делятся опытом. Естественно, его часто используют пары, и потом они присылают нам отчеты, делятся впечатлениями. Говорят, что это большая эмоция: они не понимают, как ее выразить, но это очень необычно и здорово. Я уверен, что опыт у всех разный, но слова, к сожалению, ограничивают в понимании. Плюс важен звук: кто-то ставит в настройках звука классический оркестр, а у кого-то играет электрогитара, и это тоже влияет.


Расскажи о ваших коллаборациях с брендами и музеями?

Саша Пас: Для Mercedes-Benz мы разработали клетку, в которой находилась машина. Когда человек прикасался к клетке, машина издавала звук – это был рев двигателя, смешанный с ревом дикого зверя. Через звук мы коммуницировали с аудиторией про классную гоночную машину. Для бренда соусов мы сделали серию роликов, где из разной еды собирается музыка.

В парижском музее современного искусства Pompidou у нас была арт-коллаборация с берлинским художником. Нас попросили придумать воркшоп на месяц. На это был выделен небольшой бюджет, мы поехали в Бордо, потому что там дешево, и собрали шесть объектов, каждый из которых рассказывает про взаимоотношения цвета, звука и пространства. И все это было как раз про космическое сообщение, которое послали в космос советские ученые. Мы хотели рассказать детям о том, что звук – это коммуникатор в более широком смысле, и нужно учиться чувствовать его, слышать, воспринимать через разные объекты. У нас был огромный шар с цветными изображениями. Люди могли крутить его и слушать в наушниках, как звучит планета: при помощи сенсора исследовать для себя, как звучат цвета на нашей планете. На данный момент это, наверное, самая крутая наша выставка. almamat blog
Фото обложки: Aglaya Demidenko.
фото предоставлено: саша пас
Материал является журналистским. не содержит рекламы или каких-либо призывов к действий
Информация о программе Almamat #Women_In_Tech