IT-Edutainment

Новый нарратив родительства в экономике высоких технологий


ОПЫТ МАМ МАСКА И ВОЙЖИТСКИ
Фото: lev radin / shutterstock
По мере трансформации экономики мы наблюдаем, как меняются философия и нарратив родительства. Вы можете сейчас часто наталкиваться на понятие «интенсивное родительство». Можно предположить, что это новый баззворд для уже знакомых стилей или их смеси. С одной стороны, отношение к амбициозному, целеполагающему родительству довольно негативное, особенно со стороны психологов. И на то есть причины: несчастливое детство, задерганный ребенок, который «должен оправдать ожидания», причем не свои. Или альтернативный результат подхода – бессильный созависимый ребенок.

С другой стороны, многие люди во всем мире тяготеют к какой-то форме интенсивного родительства. Во всяком случае, пытаются разобраться, что делать разумно. Потому что пускать такой важный процесс, как взросление ребенка, на самотек, в современном мире страшно.
Дисклеймер. читатели самостоятельны в личном выборе. редакция не несет ответственности за выбор и действия читателей, а также их последствия. Данный материал описывает индивидуальный опыт публичных персон и ЯВЛЯЕТСЯ ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫМ.
Грезы и жизнь в 21 веке
На самом деле, то, что сегодня называют интенсивным родительством, в разных формах и с разными названиями практикуется на уровне современного общества уже несколько десятилетий. Когда четкой и понятной цели не было, а была довольно абстрактная цель «успех и благополучие в будущем», детей водили в монтессори-садик, на фортепьяно, английский и в бассейн. Кто-то потом был этим весьма доволен, а кто-то не очень.

Потом часто стали использовать понятие Helicopter Parenting, причем не в изначальном значении. Метафора родитель-вертолет существует с 1969 года, впервые этот термин употребил доктор Хаим Гинотт в книге «Между родителем и тинейджером»: там было упоминание подростка, который сказал, что мама парит над ним, как вертолет ("Mother hovers over me like a helicopter").

По сути, это про интенсивное родительство и есть, и еще отчасти про сноуплоуинг, о нем чуть позже. Родители-вертолеты, преимущественно мамы, чрезвычайно сильно интересуются каждым аспектом жизни ребенка и гиперопекают его.

Интересно, что профессор Университета Джорджии Ричард Муллендор считает значительным фактором нормализации helicopter parenting распространение мобильных телефонов. Он описал их как "the world's longest umbilical cord", то есть самую длинную пуповину в мире.

Много позже понятие хеликоптер-пэрентинг стали использовать в близком смысле, но уже сильно смещенном в конкретном векторе – ценностей яппи. И это значимо. Так стали называть амбициозных родителей, которые старались с самого детства выстраивать для ребенка трек успеха. Это такая карьерная опека/гиперопека с самого детства: лучший садик, лучшая школа, олимпиады, экстерн, медали, элитные институты, университеты и колледжи, престижные профессии. В какой-то момент стало сложно отличать геликоптер-стайл от сноуплоуинга. Сноупловеры действуют как снегоуборочные машины для ребенка: пробивают ему путь вперед, устраняя препятствия – и не учитывая серьезные побочные эффекты этого стиля.

У американского сатирика Джорджа Карлина был едкий скетч про интенсивное родительство. Месседж сводился к тому, что родителям нужно просто отстать от своих детей, потому что для нормального развития ребенку нужно сладкое детское ничегонеделание, грезы. В действительности оно создает пространство для развития. Ребенку нужны грезы и родительская любовь.

Есть еще такой момент: родители-вертолеты, интенсивные родители, сноупловеры – зачастую нарциссисты, которые с большой вероятностью травмируют ребенка и сформируют в нем нарциссические черты. Которые, к слову, располагают к достигаторству, карьерному и финансовому успеху. Но идущие в комплекте нарциссические паттерны мышления и поведения создают столько же проблем, сколько решают, и чаще – проблемы гораздо больше и сложнее.

При этом нужно понимать: одни дети с грезами и бесхитростной родительской любовью проходят маршмеллоу-тест в детстве и впоследствии во взрослой жизни. А другие – нет. В капиталистической экономике есть варианты жить счастливо без финансового и социального успеха, но их мало, они не всем подходят и не каждому доступны. И стареющим родителям может быть тяжело, больно и бессильно наблюдать развитие судьбы своего неуспешного по общепринятым критериям ребенка.
Фото: saravutpics / shutterstock
Целеполагание родительства в 21 веке?
Видимо, разумен срединный путь. Это все дискуссионные вопросы. Один из подходов: в каком-то гуманном и мудром режиме готовить к жизни в таком обществе, какое есть по факту. А по факту пока есть капиталистическая экономическая система: рыночная экономика, венчур, компании и стартапы, бизнес, гибкие навыки, которые сейчас ставят на один уровень с профессиональными знаниями, экономика высоких технологий, грядущая автоматизация, устаревание профессий и образовательной модели.

Есть дети, которые в относительно «дикорастущем» режиме раскрываются замечательно и аутентично, ориентируются в жизни сравнительно легко и так изобретательно, что родители никогда не придумали бы тех вариантов, какие взрослеющий человек нашел и реализовал в своем режиме.

А есть другие дети: им пригодится, если родители будут ориентировать по выживанию в обществе и капиталистической экономике, формировать гибкие навыки с детства. Без нарциссической болезненной амбициозности, а как нормальные любящие родители – мягко прививать конструктивные привычки, которые «посеют судьбу». Иначе многие дети вступают во взрослую жизнь совершенно дезориентированными, а потом тратят десятилетия на ошибки и длинный путь к пониманию – как тут вообще жить, в этом мире.

Это все очень тонкие вещи. И, видимо, к концу второй декады 21 века многим родителям стали яснее конкретные вещи, к которым они хотели бы адаптировать ребенка в свободное от детских грез и непременного ничегонеделания время.

Речь уже не об абстрактном выращивании вундеркинда. Чтобы что? Речь также не о том, чтобы терзать ребенка нарциссическими амбициями родителей, а также идущими в комплекте вспышками гнева и эмоциональной холодностью. Чтобы что?

Речь о том, чтобы ребенок мог естественно развить свою аутентичность и притом достаточно гладко встраивался в общественные отношения. Речь о том, чтобы у ребенка выработалось понимание общественного устройство и здоровое отношение к манимейкингу. Речь о том, чтобы он понимал, как он сможет достичь всего того, что спроцессится в результате детских и подростковых грез. То есть владел современным инструментарием, был в курсе, был дееспособным.

Возможно, именно потому, что уточнилось целеполагание родительства, релевантное третьей декаде 21 века, мы видим сейчас, как состоявшиеся инвесторы и бизнесмены начинают объяснять школьникам азы бизнеса, а передовые образовательные компании создают профессиональные программы, доступные для изучения не только специалистам на рынке, но и старшеклассникам. А также зрелым людям, которые хотят переучиться в узком и широком смысле, чтобы стать дееспособными в финансовом отношении.
Фото: fizkes / shutterstock
Реверс-инжиниринг
В IT есть такое понятие Revers Engineering, то есть обратный инжиниринг, обратное проектирование. Это исследование готового устройства или программы, а также документации на него с целью понять принцип его работы, сделать изменение или воспроизвести с аналогичными функциями, но без прямого копирования.

Когда модель стартапов начала показывать хорошие результаты, стало ясно, что появился новый тип и метод социального лифта. Любой человек с гаражным стартапом теперь может разбогатеть и прославиться. С оговорками: всегда есть «если». Если знает, умеет, может и понимает что-то: в частности, в бизнесе. Если умеет вести себя определенным образом – если его гибкие навыки сильны.

Когда многие стартапы стали большими и жизнеспособными компаниями (а некоторые и гигантами), медиа начали исследовать и накапливать статистику опыта мам тех людей, которые обладают таким набором компетенций и гибких навыков, что смогли достичь вершин в капиталистической экономике. Это своего рода реверс-инжиниринг, обратное проектирование родительства. Разумеется, в такой «живой» сфере все может быть непредсказуемым, она очень инстинктивна, интуитивна и вариативна по своей сути. Но попытки понять какие-то азы, фундаментальные вещи, заметны.

На сегодня, к примеру, кое-что известно о родительском опыте Мэй Маск, успешной женщины и мамы троих чрезвычайно успешных людей Илона Маска, Кимбала Маска и Тоски Маск. Своими представлениями о стратегии и тактике родительства активно делится Эстер Войжитски, мама CEO YouTube Сьюзен Войжитски, профессора педиатрии Джанет Войжитски и основателя известной компании на рынке генетического тестирования 23andMe Энн Войжитски.
модель и диетолог МЭЙ МАСК. ее дети: илон маск (основатель Tesla и Spacex), кимбал маск и тоска маск. Фото: DFree, LEV RADIN, CARLAVANWAGONER, SKY CINEMA, KATHY HUTCHINS, GRZEGORZ CZAPSKI, CARY MELTZER, ANDRIY BLOKHIN / shutterstock
Родительский опыт Мэй Маск
Мэй Маск – канадско-южноафриканская модель, диетолог и популярный блогер. Мэй сейчас 71 год. Она ходит по подиуму на показах модных домов и ездит на черной тесле с открывающимися вверх дверями. Одной из тех, что производит ее сын Илон Маск (и еще он запускает ракеты в космос). Второй сын – Кимбал Маск, предприниматель, ресторатор и филантроп. Дочь Тоска Маск – исполнительный продюсер художественного кино и режиссер.

Можно заметить, что медиа стали часто интересоваться родительским подходом Мэй Маск, ее жизненным опытом и мировоззрением. Вот что она рассказала The Guardian и ряду других медиа о своей семье.

Родители Мэй Халдеман стали известными людьми, но, по ее словам, никогда не были снобами. Отец увлекался авиацией, и в 1952 году вместе с семьей совершил кругосветное путешествие на пропеллерном самолете. Когда Мэй предстояло получать образование, она хотела изучать биохимию и микробиологию. Но в Южной Африке это можно было сделать только в университете, где преподавали на местном языке, африкаансе. Тогда Мэй последовала совету отца и стала изучать африкаанс параллельно с профильными предметами, чтобы не отказываться от своей цели. В итоге она получила два университетских образования в области нутриционистики.

О секретах физической формы и красоты Мэй говорит так: «У меня не было swimsuit body. И это не скромность – это то, чему я научилась, будучи моделью. Мое тело настолько хорошо, насколько хороша моя еда». В 1969 году Мэй Халдеман стала «Мисс Южная Африка».

С 1970 по 1979 год она была замужем за инженером Эрролом Маском. Несколько лет после развода Мэй растила троих детей одна и была стеснена в средствах, семья буквально выживала. Они жили на съемной квартире, Мэй одновременно была штатным исследователем в университете, преподавала, работала в модельном бизнесе, но с деньгами все равно было сложно. Мэй сама стригла детей и носила туфли за 19 долларов. По ее словам, она копила на пятидолларовые простыни три недели. Сначала купила кровати и белье, потом компьютер и только потом стулья.

Мэй говорит, что все трое детей для нее всегда были выдающимися. У нее есть такое рассуждение: человек может быть выдающимся, но не обязательно проявит это, сделает из этого что-то стоящее во взрослой жизни. Родители не знают, как сложится, пока дети растут. Мэй учила своих детей быть ответственными за себя, заботиться о других, экспериментировать, быть открытыми возможностям, не бояться ошибок и рационально обращаться с деньгами. Байка про Илона Маска, который долгое время тратил на еду доллар в день и жил в скромной квартире, прежде чем стать миллиардером, технологическим инженером, инвестором, основателем Tesla и SpaceX, – это продолжение его семейной истории. В одном из интервью Мэй сказала, что помнит день, когда кто-то из детей разлил молоко, и она заплакала, потому что бюджет не позволял купить им другое в тот день. На какое-то время подрастающие Илон и Кимбал переехали к отцу. Вероятно, развитое инженерное мышление Илона – отголосок отцовского влияния. Как сообщают медиа, отношения Илона с отцом впоследствии не сложились.

Своими героями Мэй Маск считает Ангелу Меркель и Кристин Лагард, экс-министра финансов Франции, а в настоящее время директора-распорядителя Международного валютного фонда. Но сама она бы не пошла в политику, потому что не лучшего мнения об этой сфере жизни.

Сейчас Мэй Маск по своим принципам родительства участвует в воспитании внуков: дает советы, следит за тем, чтобы они качественно питались и проявляли хорошие манеры, потому что эгоистичное поведение всегда было неприемлемым для нее.

Непрерывную работу Мэй считает привычкой, причем так у всех в семье, включая троих детей и одиннадцать внуков. Она предполагает, что замедлит свой интенсивный темп жизни в 96 лет, как и ее мама, бабушка Илона, Кимбала и Тоски. Мэй не боится старения, она пришла к выводу, что теперь лучшие годы ее жизни: к сегодняшнему благополучию она прокладывала дорогу в течение 50 лет. В третьем возрасте она путешествует по миру как модель и селебрити, не только из-за известности Илона Маска – это плоды ее собственной карьеры. Кимбал Маск, тоже довольно известный предприниматель, развивает тему здорового питания, и это, скорее всего, влияние материнского мировоззрения, образования и образа жизни.

Мэй убеждена, что для женщины суперважно быть хорошо образованной, и это основная черта привлекательности. Мэй не практикует пластические операции и ботокс, обожает экстравагантную одежду и своими эффектными луками украшает светские ивенты. В 2015 году ее подписало крупное модельное агентство IMG Models.
CEO YOUTUBE СЬЮЗЕН Войжитски И ceo 23ANDME ЭНН ВОЙЖИТСКИ. ИЗВЕСТНО, ЧТО В детстве СЬЮЗЕН прошла знаменитый маршмеллоу-тест. Фото: Krista Kennell, SKY CINEMA / shutterstock
Родительский опыт Эстер Войжитски
Эстер Войжитски, как было упомянуто, мама трех успешных женщин: CEO YouTube Сьюзен Войжитски, профессора педиатрии Джанет Войжитски и основателя известной компании 23andMe Энн Войжитски. Энн, к слову, бывшая жена сооснователя Google Сергея Брина: по слухам, пара познакомилась, когда Сьюзен сдавала стартапу Google свой гараж (позже и работала в корпорации).

Эстер Войжитски сейчас 76 лет. 36 лет она работала учителем в Palo Alto High School. Среди ее выпускников несколько известных людей, в частности, актер Джеймс Франко. У Эстер есть четкая формула воспитания: дети должны быть информированными и независимыми, насколько возможно.

Свою концепцию TRICK она изложила книге "How to Raise Successful People". Trick по-английски означает «трюк», а аббревиатура расшифровывается так: trust, respect, independence, collaboration, and kindness. То есть доверие, уважение, независимость, сотрудничество и доброта. При этом детей важно любить теми, кто они есть, а не такими, какими родители хотели бы видеть их.

Детям Эстер уже с раннего возраста предоставлялись разные возможности для обучения жизни: например, ходить в магазин. Смысл в том, чтобы дети хотели проводить время с родителями, а не нуждались в них постоянно. Это все про взращивание самостоятельности и формирование навыков для жизни. Часто родители в своей голове моделируют поведение детей, но в действительности дети способны проявляться гораздо более дееспособно, чем думают родители.

Предпринимательство как социальный лифт это всегда история про авторскую позицию. Это люди, которые умеют, знают, действуют и сотрудничают, решая сложные задачи шаг за шагом.

У самой Эстер Войжитски был непростой семейный опыт. Когда она начала преподавать, ей советовали не улыбаться до Рождества и наказывать учеников, чтобы установить свой авторитет. Но она делала все по принципам TRICK: уважала детей, доверяла им, воспитывала в них независимость, сотрудничество и доброту.

В своей книге и статьях Эстер дала несколько практических советов. Сообщать о том, что родители рядом и помогут, если нужно, но в первую очередь предоставлять ребенку возможность самому разобраться в предметах, которые он изучает, потому что это воспитание независимости. Стараться все решать с юмором. Иметь традицию ужинать всей семьей, и никаких девайсов за столом. У тинейджеров обязательно должна быть работа, причем не гламурная. Детям важно комьюнити: по статистике, тинейджеры, работавшие волонтерами, менее склонны к нарушению закона. Не запугивать детей, не программировать и не предостерегать на каждом шагу: обучать справляться с жизненными задачами, типа перейти дорогу или сходить в магазин, учить обращаться с деньгами. Начинать адаптировать к жизни достаточно рано, потому что установки и привычки, которые сформируются до трех лет, будут сильно влиять на последующую жизнь. Не травмировать руганью родителей, но и не слишком защищать от жизни: в ней есть противоречия, их нужно уважительно преодолевать, дети рано или поздно столкнутся с этим и должны будут это спроцессить, осваивать и этот аспект жизни и поведения. Родительский опыт в целом обучает детей: важно, как сами родители проходят через ошибки, неудачи и тяжелые периоды, дети обучаются поведению, наблюдая. Кроме того, дети и сами будут переживать сложности, это часть их взросления и судеб, родители должны быть к этому готовы. В их силах воспитывать в детях самостоятельность и не создавать слишком стрессовую конкурентную среду. Доверие, уважение, независимость, сотрудничество и доброта (TRICK) сами по себе достаточны, чтобы вырастить самостоятельных детей, которые имеют все шансы встать на ноги и неплохо справляться в жизни. Растить нарциссистов – не лучшая идея. Приоритезировать нужно сервис и цель: даже колоссальные деньги могут делать людей несчастными, если они думают только о себе и не умеют ни о ком и ни о чем заботиться.

И еще один принцип, который мы видим. Оба родителя так или иначе делают вклад: выбор каждого из них – какой вклад сделать. Отец троих Войжитски – экспериментальный физик Стэнли Войжитски, профессор Стэнфорда. Он обучил девочек научному методу.
От Helicopter Parenting и Snowplowing к взращиванию дееспособной личности
Считается, что Helicopter Parenting, тревожное контролирующее родительство, парящее над детьми, – это в стиле 20 века. В начале 21-го мы увидели, как родители склоняются к стратегии Snowplow Parenting. Сноуплоуверы и геликоптеры хотят как лучше, но благими намерениями они часто уводят своих детей куда-то не туда. Вспомним несколько недавних громких историй.

Конечно, сколько людей, столько историй, жизни развиваются по-разному. Каждый раз, когда нам кажется, что есть во всем этом какая-то система, мы можем увидеть, что работает как-то иначе, не так, как целеполагалось. И наоборот, вроде у всех все по-разному, но система вроде бы просматривается.

В жизни ребенка много всего: он сам, его личность, характер, склад и склонности; его окружение в разных средах; события его жизни. Но влияние родителей все же существует, от подхода и обычаев в семье тоже что-то зависит.

Итак, что мы видим?

Династический принцип: в описанных успешных семьях по трое детей. У Илона Маска, к слову, пятеро детей. В жизни не обязательно все складывается по принципу большой дружной семьи, в которой есть взаимная поддержка. Все могут и перегрызться, такое бывает часто. Но большая дружная семья это не миф, такие семьи не такая уж редкость. И чувство личного племени это психологический фактор уверенности. Эстер Войжитски в модели TRICK упомянула об обучении сотрудничеству. Семья обучает сотрудничеству, если в ней есть этот вайб. С другой стороны, и единственный ребенок в семье будет способен к созданию «семьи», отношений и связей, если умеет сотрудничать. В современной бизнесовой и общественно-политической истории мы видим, что династический принцип как был одним из ключевых века назад, так и остается.

Трудолюбивые образованные родители: это личный пример, ценности, встроенные в образ жизни. Нельзя научить тому, чего не показываешь своим опытом. У Мэй Маск были сложные времена, и она показывала детям пример трудолюбия и оптимизма. Она верила в своих детей и инвестировала в них буквально: то есть вложила 10 000 долларов в Zip2, стартап Илона Маска, который через четыре года купил за 340 млн долларов гигант Compaq. С тех денег, кстати, началась и история PayPal, а также путь Илона в высшую лигу современного предпринимательства. Мэй поощряла в детях любовь к образованию, дух экспериментаторства, умение жить по средствам во время движения к финансовому успеху и позитивное мышление в процессе работы над вещами, требующими времени.

Толерантность к ошибкам и провалам. Один из основополагающих принципов: let kids fail, к неудачам ребенка нужно относиться нормально, как к части успеха. Это, кстати, перекликается с психологической закономерностью: дети-аксессуары, которые в ощущениях родителей должны везде побеждать и сбывать чужие мечты, по меньшей мере, проживают несчастное детство (часто бессловесно несчастное, дети не всегда могут выразить свои чувства или даже осознать их). А в перспективе они часто вырастают с нарциссическим расстройством личности, при котором развитое достигаторство часто обнуляется негативными чертами личности и не приносит истинного счастья ни человеку, ни его кругу.

Понимание цели родительства: вырастить человека, который сможет самостоятельно справляться с жизнью, сотрудничать и в целом нормально функционировать в обществе.

Защищенность важна в жизни ребенка, но она происходит не из радикального родительства, терзающего психику ребенка имиджевыми челленджами или лишающего его возможности естественно взрослеть, приобретая опыт. Чаще из этого получаются просто травмированные люди, развившиеся в какой-то сумрачной тенденции.

Смысл в том, что уверенность в себе и жизненные достижения проистекают из дееспособности: независимости, изобретательности, высокого уровня понимания, навыков, умения ставить цели и справляться с задачами. Из образованности, стойкости и человечности. almamat blog