интервью

Миша Либман:
«Наша команда расщеплена между миром искусства и миром технологий»

Фото предоставлено: Миша Либман, Snark.art
ALMAMAT обучает людей в области IT, а ALMAMAT. IT Faces исследует глобальное IT-сообщество. В поле нашего интереса – личности, компании, лайфстайлы и тренды. В ходе интервью с Мишей Либманом, сооснователем нью-йоркской компании Snark.art, мы обсудили недавние эксперименты на стыке IT, искусства и бизнеса. Snark.art – технологическая лаборатория и «платформа для создания произведений искусства, использующая блокчейн как креативную среду».
Миша Либман и Андрей Алехин
Основатели Snark.art
Нью-Йорк, США
Фото предоставлено: Snark.art

Миша, прежде чем мы поговорим о недавнем сотрудничестве Snark.art с Ив Суссман – blockchain-based арт-проекте "89 Seconds Atomized" на основе ее работы "89 Seconds at Alcázar", расскажите о своем предпринимательском прошлом?

Миша Либман: Я работаю в стартапах с 25 лет, большую часть своей карьеры. С точки зрения стремления пробовать что-то новое, этот проект был следующим шагом. С одной стороны, я всегда активно работал над видеоарт-проектами. С другой стороны, я также работал в стартапах, связанных с разработкой веб-приложений и статистическим анализом. Около года назад эти две дороги сошлись.


"89 Seconds Atomized" – это искусно сделанное произведение видеоарта, разбитое на фрагменты, «атомы», которыми могут владеть коллекционеры. Является ли «арт-атом» криптовалютой? Как это работает технически?

Миша Либман: Мы используем Ethereum для транзакций. Мы создаем токены, каждый из которых представляет собой уникальное произведение искусства.

В будущих проектах у нас будет несколько других форм токенов, похожих на криптовалюту. Потому что в конечном счете криптовалюта – это токен. Существует два типа токенов: fungible – токен, который можно обменять на другой такой же, и non-fungible – уникальный токен. К примеру, один «атом» произведения Ив Суссман не может быть заменен другим «атомом», поскольку это разные «атомы», присущие им характеристики не равнозначны. В то время как один биткойн или один эфир можно обменять на другой биткойн или эфир. Мы работаем над поэтическим проектом, в котором используется fungible-механизм. Я бы не назвал это криптовалютой, но он действительно имеет структуру токенов или может иметь структуру токенов, аналогичную криптовалютам.


Как вы начали работу с Ив Суссман над проектом "89 Seconds Atomized"?

Миша Либман: Когда мы стали думать об использовании блокчейна в искусстве, у нас были безумные мысли о создании мутирующих произведений искусства или же таких, которые, отвечают своим владельцам либо позволяют общаться миллионам участников. Мы также начали смотреть на проекты, которые пытались творчески использовать блокчейн. Они варьировались: от игр на тему коллекционирования, таких как Cryptokitties, до реальных бизнес-процессов, применяющих эту технологию.

Когда мы начали творчески думать о своем проекте, мы почувствовали, что он с легкостью может стать одной из этих идей, что «ложатся на полку». Нам было важно увидеть, сможем ли мы привлечь актуальных художников и организовать коллаборацию – создать произведение искусства. Ранее я работал с Ив Суссман над несколькими видеоарт-проектами. Так что это был естественный шаг – пойти и поговорить с ней. Мы объяснили ей особенности блокчейна. Она быстро уловила идею и начала предлагать свое видение использования технологии. Так начался диалог.
"89 Seconds Atomized"
SNARK.ART

Как вы видите свой blockchain & art проект с точки зрения бизнес-модели, а также интереса со стороны коллекционеров?

Миша Либман: То, чем мы занимаемся в Snark.art, особенно в этом первом проекте, – попытка поэкспериментировать с концепцией совместного владения произведением искусства. Оно позволяет коллекционерам сотрудничать, чтобы реконструировать оригинальный проект.

Здесь несколько интересных аспектов. Одним из них является то, что мы демократизируем доступ к высококлассному искусству. Для примера: современный арт-рынок оценивается более чем в 60 млрд долларов в год. Вероятно, 70% проданных произведений искусства стоят более 50 000 долларов. Это недоступно для среднего класса или поколения миллениалов. Они очень интересуются искусством, но не имеют доступа к таким ресурсам, которые необходимы, чтобы позволить себе настолько дорогие произведения искусства.

В этом первом эксперименте мы разбили довольно дорогое произведение искусства более чем на 2000 кусочков, что позволило каждому совладельцу получить фрагмент видеопроизведения. Это разделение и демократизация интересны и значимы, когда речь идет о таких произведениях искусства, как работы Ив Суссман: они находятся на самом высоком уровне спектра и очень дороги в производстве.

С другой стороны, мы создаем интерактивный цифровой интерфейс, позволяя сотням, а возможно, и тысячам совладельцев сотрудничать и реконструировать оригинальное произведение искусства. Это совершенно новый взгляд на то, как можно владеть произведением искусства и обращаться с ним. Художнику также очень интересна идея о том, что произведение искусства может никогда не стать цельным вновь, не реконструироваться полностью. Если коллекционеры потеряют доступ к своим цифровым кошелькам, произведение искусства может со временем погибнуть, как живой организм.

Так что, конкретно в этом проекте много составляющих. Это была очень успешная попытка использовать технологию как медиум, а также решить некоторые проблемы, существующие на арт-рынке.


Демократизируя доступ, вы пытаетесь изменить восприятие современного искусства как элитарного?

Миша Либман: Вероятно, это больше восприятие. Галереи и музеи открыты для публики. Любой может стать коллекционером произведений искусства, особенно если не ставит перед собой цели коллекционировать искусство очень высокого уровня. Но если говорить о доступе к высококлассному искусству, то это, безусловно, непомерно дорого. Возможно, с помощью своих экспериментов мы сможем найти решения, которые позволят не только богатым людям коллекционировать изысканное искусство.

Миша Либман: «В этом первом эксперименте мы разбили довольно дорогое произведение искусства более чем на 2000 кусочков, что позволило каждому совладельцу получить фрагмент видеопроизведения»


Как вы видите современное искусство в 2019 году?

Миша Либман: Мое мнение ограничено моим миром – мы, в основном, работаем с цифровым искусством. Я считаю, что принятие цифрового искусства продвигается недостаточно быстро. Это все еще небольшая часть арт-рынка. В декабре мы были на художественной ярмарке Art Basel Miami: Digital Art составлял, наверное, даже не 1-2% всех представленных работ. Я бы сказал, что современное искусство меняется, но не так уж быстро.


Как думаете, технологии меняют искусство?

Миша Либман: Я не думаю, что технологии обязательно меняют искусство. Я больше смотрю на технологии как на инструмент, который художники могут использовать, чтобы экспериментировать, – так же, как кисти. Вот почему блокчейн так увлекателен для меня. Потенциально он позволяет художникам принимать творческие решения в любой среде, используя эту технологию и работая в немного других условиях. Это вызов для них. И для нас это тоже челлендж – помочь им разобраться в этом.

Технологию блокчейн уже использовали, чтобы попробовать решить ряд проблем, существующих в мире искусства. Пару лет назад несколько проектов пытались повысить прозрачность арт-рынка, отслеживая происхождение произведений. Я не думаю, что это непременно фундаментальные перемены – но это, безусловно, преимущество для мира искусства, хотя и не влияет на само искусство.


Что вы имеете в виду, когда говорите о большей прозрачности?

Миша Либман: Запись провенанса – огромная проблема на арт-рынке. В ценообразовании или владении произведениями искусства очень мало прозрачности. За исключением случаев, когда произведение продается через аукционный дом, где информация о его цене и собственниках общедоступна, большинство транзакций на арт-рынке происходит в частном порядке, и там очень мало прозрачности. Были попытки повысить прозрачность арт-рынка за счет использования технологии блокчейн. Их успех, конечно, зависит от того, хочет ли арт-рынок такой прозрачности.

ALMAMAT. IT Faces: Провенанс (фр. provenance — происхождение, источник) – история владения художественным произведением, предметом антиквариата; его происхождение.

Миша Либман: «Я больше смотрю на технологии как на инструмент, который художники могут использовать, чтобы экспериментировать, – так же, как кисти»


Вы можете представить себе появление нового вида искусства, который концептуально сосредоточен на изобретательном применении современных технологий?

Миша Либман: Я бы обособил две концепции. Одна из них – инновационность с точки зрения технологий, а другая – шаг вперед в креативном смысле. Если кто-то берет в руки новую цифровую камеру, способную создавать потрясающие фотографии, это еще не делает его художником. Но, возможно, именно использование такой камеры подает идеи и стимулирует к новой форме творческого самовыражения.

Технология блокчейн позволила Ив Суссман из ее лофта в Бруклине написать фрагмент кода, способный вовлечь две тысячи человек через художественное произведение. И ей не нужен Facebook или Google, чтобы создать эту социальную сеть. Это потрясающе, что художники, использующие новые технологические инструменты, могут обогащать и саму технологию, и свой творческий процесс. В таких экспериментах хорошо видно возникновение нового вида искусства.


Как думаете, феномен криптоколлекций может развиться в новый масс-маркет с маркетплейсами и частными коллекциями как новым типом цифровых активов, Digital Assets? Что вы думаете о Crypto Collectibles с точки зрения искусства?

Миша Либман: Я думаю, такие Crypto Collectibles проекты, как Cryptokitties, показали в прошлом году, что они привлекли определенную аудиторию и преуспели в этом. Cryptokitties сделали шаг за пределы чистого коллекционирования, потому что создали интерактивный экспириенс, позволяя владельцам котят производить новые предметы коллекционирования – разводить котят с помощью предыдущего поколения котят.

Трудно предсказать, является ли это преходящей разновидностью фетишей или тут есть пространство для роста. Для сравнения мы можем взглянуть на другие предметы коллекционирования на протяжении всей истории. Люди собирают бейсбольные карточки или марки. Так что это может быть новым проявлением потребности в коллекционировании, весьма привлекательным для молодого поколения или тех, кто увлекается геймифицированным коллекционированием.

Что касается "89 Seconds Atomized", то это больше арт-проект, нежели проект, связанный с коллекционированием. Само видео представляет собой утонченное произведение искусства, и я нахожу «атомы» довольно красивыми в своей абстракции. То, что объединяет эти проекты, – аспект коллекционирования. Быть владельцем чего-то и создавать коллекцию – своего рода человеческий инстинкт. Я определенно вижу это в наших арт-проектах. И это явно кейс для области Digital Collectibles, цифровых объектов коллекционирования.

Миша Либман: «Это потрясающе, что художники, использующие новые технологические инструменты, могут обогащать и саму технологию, и свой творческий процесс. В таких экспериментах хорошо видно возникновение нового вида искусства»


Художникам приходится активно продвигать свое искусство. Арт-рынок очень закрыт. Можно ли решить эту проблему с помощью технологий?

Миша Либман: Художественный рынок очень top-down, и это, безусловно, сложный рынок для работы. В мире миллионы художников, чьи работы могут никогда не увидеть за пределами их локальных комьюнити. Существуют проекты, использующие блокчейн для создания платформ, где начинающие или неизвестные художники могут демонстрировать свои работы и получать доступ к сообществам за пределами традиционного арт-рынка. Они также работают над децентрализацией процесса арт-кураторства.

В настоящее время мы не стремимся решить проблему нисходящего характера арт-рынка. Прямо сейчас мы рассматриваем технологию как креативную среду и пытаемся выяснить, как можно использовать ее в художественном смысле.

ALMAMAT. IT Faces: Выражение Top-Down означает «нисходящий» и подразумевает ситуации, в которых решения принимают авторитетные люди, а не те, кого касаются эти решения.


Расскажите о вашем сотрудничестве с Artsy?

Миша Либман: Мы надеемся, что партнерство с Artsy позволит нам охватить гораздо более широкую аудиторию, потому что это, вероятно, лучший арт-маркетплейс онлайн. По крайней мере, в США большинство галерей представлено там. Рынок искусства постоянно ищет новые аудитории, и мы представляем там Digital Art и Blockchain-Based Art, все более привлекательные для молодого поколения.


Snark.art – это цифровая галерея, которая также позиционируется как технологическая лаборатория. В то же время это IT-бизнес. Вы соединяете искусство и IT – похоже, это отражает какие-то рыночные процессы.

Миша Либман: С точки зрения структуры компании, даже наша команда расщеплена между миром искусства и миром технологий. У нас есть люди, которые занимаются разработкой: они могут не в полной мере понимать художественную сторону проекта, но как проект работает технически, они понимают лучше, чем даже создатели проекта. Существует баланс между этими двумя сторонами. И это также делает проекты более интересными и живыми, заставляет наших разработчиков становиться, по сути, художниками, а художников – немного разработчиками.


Границы размыты?

Миша Либман: Иногда. Зависит от того, о чем мы говорим. На техническом уровне это обычный процесс разработки. Если же говорить о художественных элементах, то нам нужно убедиться, что разработчики на каком-то уровне понимают художественную идею.
"89 Seconds Atomized"
SNARK.ART

Как вы описываете себя и сооснователя компании Андрея Алехина: чем каждый из вас занимается?

Миша Либман: Мы работаем в области, которая пытается соединить искусство и бизнес-процессы, а это не самое естественное сочетание. Snark.art – это бизнес-проект. Мы хотим, чтобы он был устойчивым, и мы берем комиссию с продажи наших произведений искусства, чтобы финансировать будущие проекты и развиваться. С этой стороны, мы, конечно, занимаемся этим не только из художественного интереса. Но с другой стороны, важно быть вдохновленными тем, что вы делаете. Мы оба любим экспериментировать и развивать креативные идеи.

Так что мы где-то на границе между этими двумя сторонами. Иногда мы больше занимаемся одним и меньше другим. В настоящее время я больше работаю с художниками, а Андрей концентрируется на деловых отношениях. Но мы поддерживаем друг друга, и иногда я нахожусь на деловой стороне, и он встречается с художниками. Когда речь о стартапе, вы должны заниматься всем, потому что это все еще небольшой венчур. На этом этапе мы должны «носить много шляп».


По этой причине вы назвали свою технологическую лабораторию, цифровую галерею и бизнес словом «Снарк» – как загадочное существо из поэмы «Охота на Снарка» Льюиса Кэрролла?

Миша Либман: Слово «Снарк» появилось в самом начале. Мы пытались придумать хороший бренд, потому что важно иметь название, за которым вы можете стоять. У нас было много идей. Когда нам пришло на ум название «Снарк», я не помню такого, чтобы оно кому-то не понравилось. Затем мы постепенно начали влюбляться в идею погони за этим существом, Снарком, которого никто не видел. Она отражает наше приключение: я ощущаю это как погоню за чем-то новым, чего не делали прежде.


Вы планируете создавать цифровые инструменты, которые художники могли бы скачать в виде программы и использовать на своих компьютерах?

Миша Либман: Мы предоставим в формате open source те инструменты, которые создаем для своих проектов, чтобы другие художники смогли использовать преимущества наших технологий. Сможем ли мы сделать эти инструменты достаточно удобными для пользователей, чтобы их можно было скачать и применять? Посмотрим в будущем.


Как вы думаете, могут ли художники продвинуть вперед технологии?

Миша Либман: Если мы возьмем блокчейн в качестве примера, эту технологию сейчас исследуют в самых разных областях: от финансов и системы политического голосования до искусства и журналистики. По своей природе художники склонны экспериментировать, исследовать новые идеи. Как их гиды в этой технологии мы способны помочь им не только создавать великое искусство, но и обнаружить новые варианты использования блокчейна. Мы рады видеть, как художники способны продвигать эту технологию. Художник мыслит гораздо креативнее и может найти довольно интересные применения для блокчейна. В конечном счете, это может перерасти в нечто большее, выходящее за рамки художественных проектов. И это то, что мы надеемся обнаружить.
ALMAMAT. IT Faces
Изображения предоставлены: Миша Либман. SNARK.ART