интервью

Ирина Соколова:
«Если много лет работаешь в IT, ты обрастаешь связями и знакомствами, и это здорово помогает»

Фото предоставлено: ирина соколова
ALMAMAT Blog продолжает цикл материалов о направлении Quality Assurance. Сегодня в эксклюзивном интервью Senior QA Engineer Ирина Соколова рассказывает о профессии, карьере и тестировании VR-продуктов.
Ирина Соколова
Senior Quality Assurance Engineer. Кандидат физико-математических наук. Образование: Челябинский государственный университет. Специализации: Test Automation, Test Planning, Programming, Mathematics. Более 10+ лет прикладного опыта в Quality Assurance (Web, мобайл, Client/Server приложения). Более 5 лет опыта автоматизированного тестирования. Навыки и стек технологий: Test Planning, Test Automation, программирование, Virtual Reality, Scrum; Selenium, SQL, Databases, DB2, JCL, Jira, Git, Rest, TestLink, Bug Tracking, ISPF, JMeter, Zephyr.
Фото предоставлены: Ирина соколова

Ирина Соколова: «Сегодня первоклассных QA-инженеров в команде очень ценят. С ними считаются, советуются и действительно видят в них гарантов качества»


Ирина, расскажи о себе?

Ирина Соколова:
Я работаю QA-инженером с 2007 года. Будучи студенткой пятого курса по специальности «Прикладная математика и информатика», я пришла в местную челябинскую IT-компанию. Она занималась разработкой программного обеспечения для очень крупного американского заказчика. Делали продукты для мейнфреймов – больших высокопроизводительные серверов, которые разрабатывала IBM.

В те времена требования к QA-инженерам были невысокими, и меня легко приняли, хотя я смутно понимала, чем предстоит заниматься. Моим первым сильным потрясением был факт, что все проекты ведутся на английском языке, вся документация и переписка. После первого онлайн-совещания с американскими коллегами, где я почти ничего не поняла, я взялась учить английский язык. Скажу «спасибо» себе за это: сегодня мой уровень языка достаточен для того, чтобы проходить собеседования и ежедневно общаться с зарубежными коллегами.

Работа в IT-индустрии славится своей гибкостью. Благодаря этому я смогла продолжить учебу и получить ученую степень кандидата физико-математических наук.

Первая компания была замечательной, с прекрасной корпоративной культурой и дружелюбной атмосферой. Я проработала там очень долго. Мы с командой писали тест-планы, тестировали вручную и автоматизированно приложения для операционных систем мейнфреймов, их веб-клиенты и десктопные клиенты. Мы много учились, сами разбирались, что такое принципы тестирования, какие существуют инструменты, пробовали их применять, выбирали лучшие.

В какой-то момент я поняла, что пора двигаться дальше и выше. Тогда я начала искать новые возможности и стала фрилансером. Я оформлена как ИП в России, у меня заключен контракт с чешской IT-компанией. Я работаю в проектах, которые они делают совместно с английскими компаниями. Так я поработала бэкенд-тестировщиком на продукте для электронной коммерции. Затем был замечательный проект для виртуальной реальности – классический успешный стартап, где все делают все. Там я самостоятельно вела отдельные подпроекты, много тестировала и писала код. Не только те автотесты, которые QA-инженеры пишут обособленно, чтобы упростить свою работу, но и те, которые принято писать разработчикам, – интеграционные, юнит-тесты. Они не успевали, и я им помогала. Тогда я перестала бояться «влезать в основной код продукта». Поэтому на текущем проекте я вовсю использую белоящичное тестирование, просматриваю пулл-реквесты разработчиков, даю рекомендации по покрытию тестами. И когда мне нужны правки в основном коде продукта, чтобы легко и красиво реализовать автотесты, я сама эти правки осуществляю. Разумеется, эти правки попадают в код после проверки и одобрения разработчиков.

Года три назад я прошла сертификацию ISTQB, ее наличие – большой плюс для тех, кто ищет удаленную работу в зарубежных компаниях.

Белоящичное тестирование (тестирование белого ящика, тестирование стеклянного ящика, структурное тестирование) учитывает внутренние механизмы системы или компонента. Включает тестирование ветвей, операторов и маршрутов.
Пулл-реквесты (Pull Request) – запрос на принятие изменений в коде.
Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Я все чаще наблюдаю, как программисты, сталкиваясь с трудностями, приходят именно к QA-инженерам с вопросами и просьбами»


Ты работаешь с российскими и иностранными компаниями. Расскажи о своей работе и образе жизни в контексте работы? Заметны различия в рабочей культуре?

Ирина Соколова: Сейчас у меня контракт с чешской компанией. Мы помогаем разработчикам английской IT-фирмы совершенствовать их платформу по работе с видеофайлами, которую активно используют крупные телесети Великобритании. Когда я пришла на этот проект, оказалось, что здесь никогда не было QA. И мне пришлось встраивать свои рабочие процессы в те, которые уже существовали, так чтобы от этого все только выиграли. Если оглянуться назад и отбросить скромность, скажу, что мне это удалость. Сначала разработчики были озадачены вопросом, а зачем я вообще здесь нужна. Сейчас они регулярно пишут с просьбой посмотреть что-то в их работе, гоняют на своих ветках кода автотесты, написанные QA, и отмечают, как это удобно и быстро.

Когда работа велась особенно интенсивно, в команду решили добавить второго QA-инженера. Мне повезло, она прекрасный профессионал и вместе мы сделали большую работу по автоматизации тестирования. Мы улучшили интеграционные автотесты в коде продукта, с нуля создали автоматическое end-to-end тестирование стратегически важных для клиентов Use Cases и интегрировали их в Jenkins. Последнее потребовало навыков, которыми зачастую владеют девопсы, но мы справились и с этим.

Мой образ жизни организован очень комфортно. Есть онлайн-митинги с командой, на которых мое присутствие обязательно, но это, в основном, раз в день. В остальном у меня есть ежедневные задачи, которые я чаще всего сама себе и ставлю. И я сама решаю, в какое время в течение дня мне лучше всего их сделать. Главное всегда оставаться на связи для срочных вопросов, в этом помогает корпоративный мессенджер на телефоне. Тем не менее, я стараюсь каждый день работать примерно в одно и то же время. Для удаленной работы очень важны самодисциплина и режим, иначе эффективность работы будет низкой.

Ребята, с которыми я работаю, бесконечно вежливые и отзывчивые. Для них теплые дружественные отношения в команде – обязательный атрибут рабочих будней. За три года я ни разу не уловила нотки раздражения. Вместо того чтобы искать виноватого в команде, они думают, как всем вместе исправить ситуацию. Но тут главное не злоупотреблять их хорошим отношением. Если тебе никто никогда не говорит, что ты сделал работу плохо, это не значит, что этого не видно и всем все равно. В компаниях время от времени проводятся «оптимизации» бюджета, ресурсов и т. п. И естественно малоэффективные сотрудники быстрее покинут команду.

Jenkins – программная система с открытым исходным кодом на Java, предназначенная для непрерывной интеграции ПО. Основной автор – Косукэ Кавагути. Распространяется под лицензией MIT.
Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Нет глупых предложений. Либо предложения есть, либо их нет. Те, кто все время молчит, становятся «призраками», а в компаниях ценят активных и амбициозных»


Как ты устроилась в иностранную компанию?

Ирина Соколова: Если много лет работаешь в IT, ты обрастаешь связями и знакомствами, и это здорово помогает. Когда я решила уйти на удаленную работу, я в первую очередь бросила клич по друзьям и знакомым. В том числе и тем, кто переехал в другие города и заграницу. Один знакомый, помню, посоветовал сайты, на которых можно искать работу, а другой дал наводку на вот эту чешскую компанию, которая нанимает людей удаленно.

Сейчас на каждом проекте я стараюсь знакомиться с людьми. Особенно с теми, кто сам нанимает на работу или работает по контракту, сохраняю их контакты. Мы можем однажды пригодиться друг другу.

Конечно, для удаленной работы по контракту нужен английский язык. Если человек пока говорит с ошибками, ничего страшного. Когда айтишника нанимают на работу, от него в первую очередь ждут выполнения IT-задач. Если здесь справишься отлично, то проблемный английский останется на фоне. Нет лучше способа подтянуть язык, чем ежедневное общение. Через год работы с англоязычными коллегами начинаешь думать по-английски, так было и у меня.


На каких сайтах айти-специалисты обычно находят работу и проекты?

Ирина Соколова: Я не сохранила тот список, который мне тогда дал коллега, но помню, что там был Glassdoor. Если бы мне сейчас пришлось искать работу, я бы изучила, например, lukasz-madon/awesome-remote-job. Это большой репозиторий на GitHub, где люди, которым интересна удаленная работа, собирают все, что касается этой темы, – сайты, статьи, компании. Репозиторий регулярно обновляется. Есть еще Toptal для опытных специалистов. Надо понимать, что первое же собеседование на удаленную работу будет на оценку уровня английского.
Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Мой конструктивный рабочий патерн, сформировавшийся с годами, – это слышать каждого на проекте и своим авторитетом и профессионализмом добиваться того, чтобы слышали меня»


Сейчас ты Senior QA Engineer. Расскажи о своем карьерном треке? Как ты видишь оптимальный трек изучения тестирования и развития карьеры?

Ирина Соколова: Мой путь к статусу синьора был дольше, чем мог бы быть. Главная ошибка была в том, что я очень много лет работала в одной компании и на одинаковых проектах. Это была первая работа. В какой-то момент я просто перестала развиваться и постоянно пользовалась одними и те ми же навыками. Рост происходит «через боль». Нужно каждые 3-5 лет менять компании, проекты и стек технологий. Новая работа, новый проект – для меня всегда стресс. Но этот стресс тянет вверх. У каждой компании свои рабочие процессы, а значит нужно их осваивать и менять в лучшую сторону. В каждом проекте свои инструменты для работы, так что вместе с зарплатой ты получаешь и новое «образование».

Если бы кто-то подошел ко мне и спросил: «Как мне стать QA Engineer?» – я бы посоветовала сначала познакомиться с теорией тестирования. Чтобы пройти ISTQB-сертификацию тестировщиков, нужно освоить большой блок теоретических аспектов, связанных с разработкой и контролем качества ПО. Во-первых, это даст представление о профессии и о том, с чего начать первый рабочий день. Во-вторых, это добавит уверенности и солидности на собеседовании – человек будет свободно оперировать терминами и понятиями. В-третьих, перед работодателем предстанет человек, пусть еще не имеющий опыта, но целеустремленный и серьезно настроенный на профессию. Будет видна хорошая подготовительная работа.

Параллельно нужно совершенствовать английский язык, даже работая на российском рынке. Это очень поможет опережать других, потому как лучшие IT-ресурсы в Интернете – на английском. Я уже давно не гуглю нужные в работе материалы на русском языке – только на английском. Так поисковик выдает больше передовых методов. Есть такое высказывание: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Сегодня все больше компаний разрешают приходить на собеседование со своим ноутбуком и пользоваться Интернетом для решения тестовых задач: если ты умеешь быстро находить нужное и умело применять – это то, что надо.
Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Чем больше у QA-инженера навыков автоматизированного тестирования, тем больше профессиональных амбиций удастся удовлетворить. На рынке удаленных вакансий специальность Test Automation Engineers – самая востребованная среди QA»


На каком этапе и с чего начать изучение автоматизированного тестирования?

Ирина Соколова: Чем раньше, тем лучше. «Ручные» тестировщики менее востребованы и ниже оплачиваются. Чем больше у QA-инженера навыков автоматизированного тестирования, тем больше профессиональных амбиций удастся удовлетворить. На рынке удаленных вакансий специальность Test Automation Engineers – самая востребованная среди QA.

С чего начать. Самый простой путь – после сдачи ISTQB устроиться на первую работу. Дальше выделить в своей ежедневной ручной рутине те проверки, которые ты делаешь чаще всего, и они тебя уже раздражают – и заавтоматизировать их. А потом обязательно показать свои автотесты опытному программисту – послушать критику и не расстраиваться, а радоваться, что ты получаешь ценные советы. Затем исправить ошибки и снова показать, чтобы отшлифовать. И вот тогда начало созданию автотестов положено.

То есть алгоритм становления QA я вижу так: осваиваем теорию и начинаем практиковаться; устраиваемся на первую работу больше для опыта, нежели денег; не стесняемся, а постоянно общаемся с коллегами, очень важна коллаборация. Каждый коллега – это кладезь практически важных знаний и умений.
Фото: Rawpixel.com / Shutterstock

У тебя уникальный опыт тестирования VR-проектов. Чем отличается это тестирование?

Ирина Соколова: Да, мне посчастливилось, проработать QA-инженером в английской компании, которая разрабатывает собственную платформу и SDK для создания продуктов в виртуальной реальности. Помимо этого, они сами на базе своего же инструментария создают готовые продукты под различные запросы. Это самая яркая работа за мою айтишную карьеру. Потому что там мы создавали продукты, которые затрагивают эмоции, – очень увлекательные и познавательные.

Возможно, со временем, по мере развития технологий виртуальной реальности – а за этим будущее, я уверена – тестирование VR станет отдельной специальностью. Особенно автоматизированное тестирование VR, пока это направление развито очень слабо. Сейчас там много ручного тестирования, основанного на собственном восприятии предметов, звуков, цветов и прочего. И, пожалуй, здесь как нигде действует правило: тебе должно нравиться то, что ты видишь.

Уверена, что рынок виртуальной реальности будет расти и развиваться. Мне сложно судить о ситуации в целом, но даже то, что мне удалось увидеть в рамках одной компании, еще вчера казалось чем-то невероятным. Например, мы разрабатывали продукт, который обучал студентов делать МРТ. Вот представь, студент надевает шлем и оказывается в кабинете МРТ, перед ним лежит пациент, вокруг разные компьютеры, датчики, инструменты. И шаг за шагом он проводит нужные манипуляции от бритья пациента до заполнение протокола. В зависимости от режима программа будет давать подсказки или только сообщать об ошибках. Еще мы разрабатывали игры, в том числе корпоративные, и презентации. В виртуальной реальности можно эффектно продемонстрировать свой товар в деле.
Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Я стараюсь каждый день работать примерно в одно и то же время. Для удаленной работы очень важны самодисциплина и режим, иначе эффективность работы будет низкой»


Наверняка были запомнившиеся истории? Например, моменты в работе с программистами. Или какие-то сложные ситуации, в которых ты выработала конструктивный паттерн.

Ирина Соколова: Возвращаясь к тестированию виртуальной реальности, скажу, что эта работа идеальна для удаленщиков. Поскольку я постоянно была на сценах виртуальной реальности вместе с коллегами, чувствовала себя частью команды настолько, будто я каждый день хожу к ним в офис в Лондоне. Когда мы погружались в VR, через их микрофоны я слышала, как у них там работает кофе-машина, знала все новости и происшествия, о которых рассказывали ребята, пока мы вместе осматривали новый 3D-объект. В VR при коллективном тестировании все подтрунивали друг над другом: прятали объекты либо один человек раньше другого нажимал нужную кнопку. В общем, вели себя, как дети, и это было весело. Любую беседу с разработчиком или QA-коллегой можно было провести через VR: мы сидели в одной комнате виртуальной реальности, и ощущения от общения были такие, словно между нами нет больших расстояний.

Про отношения тестировщиков и программистов. QA Engineers – самодостаточные профессионалы с широкими познаниями. Я все чаще наблюдаю, как программисты, сталкиваясь с трудностями, приходят именно к QA-инженерам с вопросами и просьбами наподобие «помоги мне настроить окружение», «помоги мне сгенерировать нужные данные», «объясни мне, что тут наш продакт-менеджер от меня хочет», «как ты думаешь, такое решение подойдет?» и т. п. Сегодня первоклассных QA-инженеров в команде очень ценят. С ними считаются, советуются и действительно видят в них гарантов качества.

Мой конструктивный рабочий патерн, сформировавшийся с годами, – это слышать каждого на проекте и своим авторитетом и профессионализмом добиваться того, чтобы слышали меня.
Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Профессия QA тем и примечательна, что если развиваться в ней со всей отдачей, то ты становишься универсальным бойцом, который понимает много разных направлений. И если того потребуют обстоятельства, можно стать специалистом в каком-то другом направлении»


Какие основные ошибки новички допускают в планировании тестирования и в автоматизированном тестировании?

Ирина Соколова: Новички всегда пытаются действовать шаблонно. Что-то прочитали, узнали – надо сделать один в один. Один в один не получается, и на душе досада и ощущение, что ты так себе специалист. Нужно стараться быть гибким и придавать шаблонам форму, которая подходит именно для этого проекта и этой команды. Если на текущем проекте достаточно тест-плана в виде коротких чеклистов, чтобы выполнять нужные задачи эффективно и вовремя, прекрасно. Не нужно изводить себя нудной работой, заполняя тест-план по шаблону, в котором каждый шаг прописан до мелочей.

Автоматизированное тестирование идеально начинать на практике, на реальном проекте, руководствуясь советами коллег. Плохо сидеть читать теорию дома вечерами и думать: «Вот сейчас я пойму все про Selenium, а потом пойду на собеседование». Это опасно тем, что новичок застрянет в этом надолго. Почему так? Чтобы овладеть приемами написания автотестов в одиночку, нужна очень сильная мотивация и жесткая самодисциплина. Обычно они улетучиваются на второй день, когда котенок рядом вдруг просит поиграть, а подруга в соцсети шлет смешные картинки.
фото предоставлено: ирина соколова

У тебя есть опыт в софтверном, веб-, мобайл- и VR- тестировании. Какие перспективы в Quality Assurance тебе видятся самыми значимыми на сегодня?

Ирина Соколова: Перспективными в Quality Assurance я вижу три направления. И думаю, это справедливо для любого стека технологий.

Первое – Test Automation Engineer. Их еще называют Test Automation Developer и Developer in Test. Эти люди способны помогать разработчикам в написании unit- и integration- автотестов. Ручные тестировщики нужны все меньше и меньше. Все больше компаний, где нет позиций QA Engineer, но есть позиция Test Automation Developer.

Второе направление – QA Manager. Это специалист, хорошо подкованный технически и способный настроить рабочие процессы внутри компании, чтобы повысить производительность и эффективность. Это тот, кто подскажет Test Automation инженеру и разработчику, как улучшить надежность и качество продукта. Идеально, если он еще и скрам-мастер – если в проекте работают по Scrum.

И третье направление – специалист, совмещающий в себе компетенции QA Engineer и DevOps. Я видела такие вакансии, где работодатель ищет специалиста, который будет не только заниматься вопросами Quality Assurance, но и сам развернет тестовое окружение, настроит и будет поддерживать инструменты для непрерывной разработки и тестирования (Jenkins и CircleCi) и т.п.


Давай поговорим про отношения девопса и QA. Есть такая гипотеза, что внедрение принципов DevOps делает тестировщиков не сильно и нужными: типа 80% девелоперов сами пишут тесты. Ты работаешь с принципами девопса, поэтому можешь судить об этом как Senior QA. Что обо всем этом думаешь?

Ирина Соколова: Девелоперы пишут тесты, да. Но высококлассный QA всегда поможет разработчику в этом: он проведет ревью его тестов как эксперт по продукту, то есть как человек, который хорошо представляет, как клиенты будут пользоваться функционалом, и сам поможет ему дописать автотесты, если девелопер, например, не успевает.

Я знаю организации, которые работают совершенно без QA и неплохо с этим справляются. Но это не значит, что задачи тестирования и контроля за качеством там никто не осуществляет. Поэтому я не сомневаюсь, что можно продать свои компетенции даже туда. Мне, например, не страшно вообразить, что эта профессия вдруг исчезнет. Если представить, что такое случится, я стану Test Automation Developer или Product Manager. Или даже девелопером, пусть и джуниором вначале. Профессия QA тем и примечательна, что если развиваться в ней со всей отдачей, то ты становишься универсальным бойцом, который понимает много разных направлений. И если того потребуют обстоятельства, можно стать специалистом в каком-то другом направлении. Много моих знакомых начинали карьеру как QA Engineer, а сегодня работают девелоперами. Они так сами захотели, и все получилось очень успешно.

В небольших стартапах бывает, что девопсы работают как приходящие специалисты. Они нужны, чтобы что-то настроить, развернуть и починить, а не на полную ставку. Поэтому, как я упомянула, я встречала вакансии, которые так и называются QA Engineer/DevOps. Чтобы поменьше прибегать к услугам приходящих девопсов, наверное. Среди моих знакомых есть QA, который легко справляется с задачами DevOps. И я тоже стараюсь не упускать возможности развиваться в этом плане. Помимо работы в Jenkins, я недавно развернула проект на Ruby on Rails через Docker. Я, конечно, это сделала не где-нибудь на Amazon AWS, а лишь на локальном компьютере, но это мой профессиональный шаг вперед в области DevOps. И я рада, что узнала что-то новое и практически полезное.

Amazon Web Services (AWS) – коммерческое публичное облако, поддерживаемое и развиваемое компанией Amazon.
DevOps (Development + Operations) – интеграция рабочих процессов разработчиков и специалистов по информационно-техническому обслуживанию. Цель девопс – в быстром создании и обновлении ПО.

Ирина Соколова
Senior QA-инженер

«Семья айтишников – это несколько компов на двоих и всегда есть о чем поговорить»


В рекламной индустрии есть понятие «креативная пара» – креатор и дизайнер эффективно работают вместе. Вы с мужем работаете вместе? Семья айтишников – есть ли какие-то интересные особенности общения?

Ирина Соколова: Семья айтишников – это несколько компов на двоих и всегда есть о чем поговорить. Мы не работаем как пара специалистов, которая предоставляет совместные услуги. Но мы всегда помогаем друг другу, когда у одного из нас «затор» в какой-то задаче и непонятно, как двигаться дальше. Компания, в которой несколько лет работает мой муж, очень развита в плане технологий, современных инструментов и процессов. Там следят за IT-трендами и регулярно отправляют сотрудников на конференции по всему миру и в свои офисы в разных странах для обмена опытом. Я всегда с интересом слушаю то, что муж рассказывает о работе, и «мотаю на ус». Он QA Manager, но старается выполнять задачи и Test Automation Engineer, потому что ему это нравится.

Ну и бонусом наши лучшие друзья – тоже айтишники. Нам интересно вместе, у нас у всех примерно одинаковый социальный статус и равные возможности. Поэтому мы вместе путешествуем. И опять же, часто обмениваемся опытом.


Три твоих личных правила в тестировании?

Ирина Соколова: Для меня первое правило успешного QA-инженера: быть главным экспертом по продукту, который мы разрабатываем. Знать что, где, как устроено и почему – изнутри. Знать, как продуктом пользуются клиенты, – снаружи. Это дает мне возможность аргументированно вести диалог с программистами на тему, что и почему должно быть покрыто автотестами и какое техническое решение нам больше подойдет. И это также дает мне возможность аргументированно вести диалог с продакт-менеджерами о том, как нам лучше реализовать новый функционал, какие могут быть последствия того или иного технического подхода.

Второе правило: не бояться. Это особенно актуально, когда ты работаешь не на родном языке. Я много раз видела, как прекрасные русскоязычные специалисты отмалчиваются в важных дискуссиях, потому что боятся говорить на английском с ошибками. Да даже в русскоязычных коллективах есть люди, которые боятся, что их идея покажется глупой. Нет глупых предложений. Либо предложения есть, либо их нет. Те, кто все время молчит, становятся «призраками», а в компаниях ценят активных и амбициозных. Бывает, что QA-инженеры боятся отстаивать свою точку зрения перед разработчиками. Не стоит бояться: обсуждение рабочих вопросов и поиск лучшего решения – это естественный процесс. Даже если вы неправы, нет ничего плохого в том, чтобы признать свои ошибки. И нужно с энтузиазмом помочь воплотить удачные идеи. Это лучше, чем становиться «призраком».

Третье правило: просто любить свое дело. И постоянно выискивать в нем хорошее. Счастье – это тоже двигатель к развитию. У меня был странный период, когда мне думалось: «Что я вообще делаю в IT? Это все так сложно, технически тяжело, вообще работа не для девушки. Лучше бы я цветы сажала». И это был период моего профессионального застоя. А потом я огляделась и поняла, что меня столько всего классного окружает. Рядом потрясающие интеллигентные люди. Есть возможность работать с технологиями, о которых кто-то даже не догадывается. Видны разные направления развития. Моя работа достойно оплачивается, и это открывает новые горизонты. За последние два-три года я много путешествовала по России, ездила в Голландию, Чехию, Америку и страны Азии. Уже за эти возможности стоить любить свое дело. almamat blog
Информация о программе Almamat #Women_In_Tech